Как Машенька богатство искала

Жила-была девочка Машенька. И была у нее жизнь тяжелая. Ходила- бродила вокруг да около богатства, да никак уловить не могла. А так хотелось!

Жила она с дедом и бабкой на краю Тридевятого царства, в унылом городишке малоизвестном. Образованием и воспитанием не отличалась, но замашки были царские. Тесно Машеньке было в сером городишке и подалась она в стольный град к дядюшкам. Те ее приютили, накормили и в услужение к купчихе устроили. Так прошла зима, и весна канула в трудах и заботах чужих.

Смотрела Машенька на сытую жизнь во все глаза! Хотелось ей тоже так пировать и наряжаться, как дочки купчихины. Да только жалования едва хватало на хлеб да на соль. Смекнула тогда Машенька, что жених ей нужен. Да не простой, а толковый, чтоб мог ей жизнь сладкую устроить.

Вот, однажды, повстречала она ...нет, не принца, а простого парня-работягу. Приглянулся ей парень широкой душой и толстым кошельком. Решила Машенька выйти замуж за него, а для начала устроила ему испытания.

После второго свидания говорит ему:

-Хочу колечко, да не простое, а золотое!

Парень ничего не сказал. На следующий день пошел к ювелиру и наказал сделать для прекрасной Машеньки колечко. Да не простое, а золотое. Долго ли коротко, ювелир исполнил заказ, и Машенька получила свой подарочек заветный. Радовалась, как дитя. И колечку, хоть оно и не на безымянный пальчик, и тому, что испытание на послушность парень прошел.

Потом Машенька потребовала угощений заморских. И тут парень промолчал, но устроил пир царский на высоком этаже роскошного терема.

Дальше-больше. Хочу, говорит Машенька, шубку. Да не простую, а соболиную. Парень молча, но с улыбкой и тот каприз любимой исполнил.

Подумала-подумала Машенька и решила отблагодарить парня за старания, да подбодрить на новые начинания.

После третьего свидания устроила Машенька угощения сладкие да запретные при свечах да в ароматах. А парень прост оказался - многого и не надо. Слопал мигом и две ром-бабы и розу марципановую, не пережевывая, запил кленовым сиропом и заснул богатырским сном. Ему главное, чтобы сласти никто не мешал поедать, да не отвлекал болтовней.

Задумалась Машенька, как ей быть с этой простотой - пропустить, аль обидеться и уйти прочь. Пока она в раздумьях косу плела у окна, приехал парень ее с большим букетом цветов сказочной красоты и с ларчиком необыкновенным. Обрадовалась Машенька дарам и решила пропустить простоту мужскую. Стерпится-слюбится. А то, что розу ее марципановую не смог оценить, так это не беда. Не в ней же счастье. Больше радости приносит терем, который парень строит для нее. Расписной да просторный, рядом с боярами и купцами, в граде столичном, а не в захудалой деревушке. Так и стали они жить-поживать, да добра наживать.

И все было хорошо. Машенька как сыр в масле каталась, губки дула, ножкой топала, желания загадывала, наказы давала, перстом указывала. А парень рад стараться. Благо служил он при царе, жалование достойное получал, мог угодить любой капризной даме. Глаза его лучились светом и любовию...

Терпел он крики и капризы Машенькины, и приказы, и даже унижения. Принес ей как-то подарочек, колье с зелеными каменьями, а она ему швыряет украшение в лицо и говорит гневно:

-Что ж ты, олух, не знаешь, что в нашем граде столичном не носят нынче зеленый?! Синий подавай!

Парень расстроился, что не смог угодить царице своей, тотчас обменял колье с зелеными каменьями на серьги с синими. Принес, в ноги бросился, просил прощения. Машенька простила конечно, уж больно любила она дорогие побрякушки, не могла устоять. Но приказала парню научиться сласти запретные кушать с толком, с чувством, с расстановкой. Делать нечего, стал парень-работяга учиться тонкостям различным. Томился бедолага от такого наказания, но терпел. На ром-бабы не дышал шумно, чтоб сахарную пудру не раздуть, к розе марципановой подходил издалека, неспешно, как и велено было Машенькой. Вкушал с томлением и страстью, дабы угодить царице своей.

Много ли, мало ли времени прошло, а Машенька тоже стала томиться. Колечко-то заветное на безымянный пальчик еще не получила. Не дело это - в союзе быть, а под венец не ходить. Да и козырей не осталось. А свой главный после третьего свидания скормила, как подружки и советовали.

Пригорюнилась Машенька. И желать-то нечего уже, окромя венца. Вон, сундуки ломятся от нарядов и шуб, сапожки каждый день меняет, терем скоро новый готов будет, в заморские страны ездила, чудеса видела. Парня отхватила удалого, ничего не скажешь. Да только приметила Машенька, что столичные и заморские дамы поглядывают с интересом на парня-работягу. Гляди, уведут еще!

А парень в рот Машеньке смотрит, да ждет новых указаний. И дождался. Говорит ему как-то Машенька, что наследников достойных хочет, мол давай не будем медлить. Любовь у нас крепкая, проверенная, терем большой, сани быстрые - чего же ждать.

А парень к тому времени привык к житию праздному, к бездумному. Сказали - сделал, приказали - исполнил. А тут наследники. Настала его очередь призадуматься. Парень он хоть куда, деньжата водятся, при службе, да при тереме с санями. Мужской силе обучен, в быту пригож. Машенька же на него скуку стала наводить. И что спокойно не живется бабе. Носи шубы, меняй наряды, блистай побрякушками подружкам на зависть, так нет - наследников ей подавай! И, недолго думая, обратил он свой взор на дам столичных.

А они - одна другой краше! Губки дуют, ножками топают, перстом кажут. Выбирай, не хочу. И накой парню сдалась Машенька, если тут такое боголепие. И куда ни глянь, все готовы к жизни праздной, да бездумной, все желают на тройках покататься, да чудеса заморские посмотреть. Вот и порешил парень, что не будет голову морочить, а пошлет Машеньку в гости к дядьям. Давно не видались, соскучились поди. А пока она гостить у них будет, да нарядами хвастать, он ей записочку с посыльным передаст, мол не обессудь, любимая, на промысел еду в страны дальние, опасные.

Как порешил, так и сделал.

Уговорил Машеньку к родне в гости отправиться, а сам сыскал надежного посыльного, чтоб прощальную записочку передал. Скарб свой собрал и удалился на промысел.

К концу седмицы вернулась Машенька домой вся в слезах, а там её уже ожидали служаки царские. За хоромы, говорят, не уплочено. Слушать ничего не хотят, кнутами потрясают, усы надувают. Кто хозяин, тот и платит, говорят. А должок тот давно рос, парень на терем, да на Машенькины прихоти деньжата тратил. Ну, делать нечего, Нужно должок заплатить, чтоб в неволю не попасть. Продала тогда Машенька побрякушки драгоценные и шубы соболиные, только серьги с синими каменьями оставила. Уж больно дороги сердцу девичьему. Оплатила должок за хоромы и пригорюнилась. Идти-то некуда, а к деду с бабкой - ой, как не хочется возвращаться. Сидит она на тюках с вещичками и горюет о своей сладкой жизни и аппетитах неуёмных.

В это время мимо служивый проходил. Видит, красна девица плачет, косой слезы горькие утирает - сам чуть не прослезился. Подошел он к ней и спрашивает;

- Что ты плачешь, красавица? Обидел кто?

А Машенька ему в ответ рассказала горькую историю о том, как мужик нерадивый, обманом её, бедную, жить с ним заставил, а сам под венец не взял. Долгами наградил и сбежал, как трусливый пёс.

Сжалился тогда служивый и взял Машеньку к себе. Приютил, накормил, на службу пристроил. А сам смотрит на неё жадно. Красивая, ладная девица - хорошая жена выйдет. А Машенька глазки прячет, аппетиты и гонор не показывает. А сама себе думает - нужно же к человеку присмотреться, узнать какое жалование получает, хватит ли силенок у него на исполнение ее, Машенькиных, прихотей. В этом деле торопиться нельзя, а то чтож потом всю жизнь маяться. Долго ли коротко, так и жила Машенька у служивого. Еду готовила, воду таскала, барыне соседской прислуживала. А служивый не гнал, не торопил. Подумала-подумала Машенька и порешила остаться со служивым. Деньжата у него водятся. Хоть и хоромы невелики, зато кони знатные. Свидания пышные не устраивает, как парень-работяга, но на то он и служивый, не досуг ему. Не дарит побрякушек, зато злато и серебро в заначках припрятано на чёрный день. В страны заморские не ходок, зато колечко заветное на безымянный пальчик готов подарить. Да и наследники ему нужны, обмолвился об этом третьего дня. А если уж она станет его женой, то быстро найдет способ устроить служивому чёрный день, чтоб раскошелился на Машенькины радости.

А чтобы наверняка, Машенька решила подбодрить служивого на начинания благие, да отблагодарить за хлеб и кров. И устроила ему угощения сладкие да запретные при свечах, да в ароматах. Оценил служивый и ром-бабы в пудре сахарной, и розу марципановую. Каждный день пира требовал. А Машенька старалась: стряпала утром, днем хоромы прибирала, пиры сладкие по ночам устраивала, да колечко ждала. А колечка все не было...

Служивый быстро привык к жизни удобной. Все под рукой, все на месте, везде порядок. Не хотелось ему перемен.

Так и жили они. Только от жизни такой Машеньку перекосило. После каждой ночи сладкой, то один глаз перекосит, то другой. Поглядел на это служивый, да отправил ее к лекарю. Тот руками только развел, мол нечистая это, снадобьями не лечится. Не долго думая запряг коня, посадил Машеньку в повозку и отправил её с Богом, к деду с бабкой.

Вот, едет Машенька по буеракам, вдоль речки. Остановила лошадь, пошла водицы напиться, а сама слезы льет о своей несостоявшейся сладкой жизни. Глянула воду, еще пуще разрыдалась. От красоты её девичьей и следа не осталось, перекосило всю от злобы и жадности.

В это время мимо кузнец проезжал. Ехал он довольный с ярмарки столичной - хорошо сторговался. Видит, баба у реки ревет белугой. Он к ней.

-Ушиблась в пути, аль обидел кто?

Машенька не растерялась, в ответ рассказала горькую историю о том, как мужик нерадивый, обманом её, бедную, жить с ним заставил, а сам под венец не взял. А потом забрал все приданое и побил, окаянный, да так, что всю её красоту девичью перекосило.

Сжалился тогда кузнец над бедной бабой. Сам давно бобылем ходил, вот и решил, что хорошо было бы вернуться из столицы с тугим кошельком и с бабой впридачу. Вон какая бедная, никому ненужная, авось сгодится.

Так и сделал. Привязал ее коня к своей телеге и повез в свою деревеньку. По дороге Машеньку сморило от голода и слез долгих, заснула она крепким сном. Разбудил ее кузнец только, когда к дому подъехали. Открывает Машенька глаза перекошенные, а там...батюшки мои! Так это же соседняя деревушка с тем серым городишкой, в котором она жила с дедом и бабкой. Вот как угораздило!

Но делать нечего, слезла она с телеги и поплелась в дом кузнеца.

Домишко маленький, но ветра не свищут, да работы меньше, чем в хоромах служивого. Еда простая, но сносная. А сласти запретные кузнеца не сильно интересовали. Ему похлёбка, да каша после кузни милее были, чем ром-бабы, да марципаны.

Так и жили они, не тужили. Машенька притихла, гонору поубавилось, губки уже не надувались как прежде, ножки шаркали, а перст указующий совсем скрючился. Соков-то в Машеньке не осталось совсем. Высохла она вся от жажды своей ненасытной. Да и коса русая поредела, не переливается на солнце. Радость растеряла вместе с Живой. Раньше Машеньке ничего не хотелось давать, а сейчас даже взять ничего не могла.

Только иногда доставала она из ларчика сережки с каменьями синими и любовалась с грустью при свете луны...

(15.12.2014) - опубликовано впервые.

*персонаж вымышленный, все совпадения с реально существующими барышнями - случайны.

#сказка #женщина #точказрения #игра #решение #отношение #семья #любовь

Недавние посты
быть в курсе
Избранные посты
Поиск по тегам
Тегов пока нет.
Мы в соцсетях
  • Twitter Social Icon
  • Facebook Basic Square
  • LinkedIn Social Icon
  • YouTube Social  Icon
Архив

Альтернативный взгляд на красоту и гармонию